Correspondence in applied biology and environmental history (1870-1930s)

Читая архивные документы, постоянно встречаешь какие-то любопытные (иногда забавные, иногда печальные) сюжеты. Ни в какую серьезную публикацию они часто не годятся, но и просто мимо пройти жалко. Так что буду собирать сюда.
Если кому-то приспичит позаимствовать какой-либо из процитированных документов для своей публикации, напоминаю про академическую этику: спрашивать разрешения на заимствование (которое будет дано всем, кто попросил и бонусом вы получите доп. комментарии) и упоминать в параграфе благодарности.

Полезные ссылки:
Collapse )

Крошечная статья про то, когда именно была истреблена европейская норка в Беловежской пуще

Один из старейших польских научных журналов - Sylwan - недавно начал принимать статьи на английском. И мы c Екатериной Жаровой немедленно подсунули ему небольшую заметку о том, когда именно в Беловежской пуще была истреблена норка - вероятнее всего это произошло на рубеже XIX и XX вв. (архивные источники и немножко старых немецких охотничьих журналов с старой доброй готикой, гы)

И да, речь идет конечно о европейской норке (Mustela lutreola) - до расселения американской норки (Neogale vison) по Европе тогда оставалось еще несколько десятилетий.

Historical evidence of the European mink Mustela lutreola (L.) presence in Białowieża Primeval Forest in the 19th century

Всякий любитель изящной природы, знающий оленя не по одним романтическим описаниям

Статья, цитату из которой я привожу ниже (прастити за многобукаф), в целом - полезный кусочек мозаики для моих "оленей и аристократии в долгом XIX веке". Но само качество текста! Плохой перевод с плохого немецкого оригинала - многословность, банальные до пошлости эпитеты, неуместные знаки препинания... (разочаровано морщит нос и не только)
Любопытно было бы найти оригинал - но в источнике сказано только "из Forst- und Jagtzeitung": я не готова тратить столько ресурсы на его поиски (тем более что немецкая охотничья периодика XIX века на дороге не валяется)

На увеличивающийся недостаток в лучших породах крупной дичи жалуются не одни охотники; всякий любитель изящной природы, знающий оленя не по одним романтическим описаниям или картинам, видавший его не в одних зверинцах, конечно с душевным соболезнованием предвидит, что породы этих превосходных животных мало по малу истребляются, и теперь уже в некоторых страха Европы, попадаются чрезвычайно редко.
Читателям нашим, вероятно, не раз случалось наслаждаться приятным зрелищем: как в прекрасное утро, неподалеку от лесного ручья, является из густой чащи статный олень, и, пробираясь между ветвями деревьев, осматривается и обнюхивает в разные стороны; потом, сделав несколько шагов, озирается и, не замечая никакой опасности, совершенно беспечно и бодро спешит к ручью, для подкрепления себя прохладною струею. Наблюдая оленя в это время, нельзя налюбоваться соразмерностию частей тела этого красивого животного, крепкими и легкими ногами его и без душевного удовольствия следить за бодрыми ловкими его движениями; невольно задерживаешь дыхание, чтобы долее насладиться такою привлекательною картиной. Вдруг, глубокая тишина леса нарушается резким звуком; олень изумляется и устремляет неподвижный взор в ту сторону, откуда послышался звук; в эту минуту он представляет собою прелестное изваяние, в котором жизнь обнаруживается только блеском глаз и трепетанием членов. При повторении прежнего звука олень отскакивает от ручья, в несколько прыжков исчезает и спасается бегством, в чащу леса, в котором не могут удержать его и самые густые ветви; - он бежит с чрезвычайною быстротою, но след его открыт, собаки догоняют его и раздавшийся вдалеке ружейный выстрел означает преждевременную смерть его! – Не многие охотники щадят оленей до 16-летнего возраста и времена, когда попадались 24-летние олени давно уже прошли.

О разных породах оленей
Лесной журнал. 1839. Ч. 1. Кн. 2. С. 245-267 (цит. со стр. 248-250)
из Forst- und Jagtzeitung

Ленточный червь как причина для (научного) конфликта

Работаю над статьей про паразитологические исследования в Беловежской пуще в имперский период.
Перечитываю свои выписки из архивных дел. А.К. Мордвилко сидит в Беловежской пуще уже не далеко первый месяц (всего он там просидел с осени 1906 г. до весны 1908 г. с небольшими отлучками) на пару с коллегой, с которым не очень-то ладит (точнее совсем не ладит) и время от времени жалуется на коллегу руководителю экспедиции Н.М. Кулагину на всякую ерунду. Например на то, что второй коллега забирает слишком много паразитов из туш павших зубров, над которыми они там вдвоем пластаются.
А теперь представьте себе 40-летнего бородатого мужика, который в письмах регулярно ноет: "Ну Николай Михайловиииич, ну скажииите ему, что бы он мне тоже червяков остааавил..."

Письма А. Мордвилко к Кулагину по вопросу организации научных работ по исследованию зубров в БП, 1906-09
АРАН. Ф. 445. Оп. 2. Д. 194.

Приплод от коровы и лося

Фролов Н. Приплод от коровы и лося
Природа и охота. 1884. № 3. С. 62-63. Разд. «Мелкие статьи».

Автор достоверно знает о случае приплода коровы от лося. У некой «бойкой, разбитной и крайне ветреной бабенки» из села Сенеж Клинского уезда, Прасковьи, летом 1882 г. корова отбилась от стада. Нашли ее через 2-3 дня, а через 9 месяцев она принесла приплод, который не оставлял «ни малейшего сомнения, что отцом новорожденного был лось. Сходство было не только в шерсти, но и самый склад головы и корпуса принадлежали породе отца».
«Односелки, отличающиеся замечательно строгими нравами, а поэтому недолюбливающие Прасковью, подняли ее на смех, а пожилые усматривали в этом нечто сверхъестественное». В итоге Прасковья продала «это интересное животное кому-то на базаре в с. Солнечная Гора». Автор поручал разыскать его и узнать, что с ним случилось, но ничего не добился.
Все же факт приплода коровы от лося он считает «несомненным», а подтвердить его могут жители села Сенеж. Автор полагает, что уничтожение лесов заставляет лосей жить в таких местах, которые они раньше избегали (в примеру – места, где пасут коров) и, вероятно, в скором времени такие ублюдки будут обыкновенным явлением.

Отдельно доставляет то, что приплод "от кого попало" принесла корова, принадлежащая «крайне ветреной бабенке».

16 апреля в 18-00 по Москве презентация нашей книги про Беловежскую пущу (zoom)

Дорогие друзья и коллеги, в следующую пятницу (16 апреля) в 18 по Москве (согласна, время не очень удобное) опять будет презентация нашей книги про Беловежскую пущу, но в другой компании, в другом обществе и в другом ключе. На этот раз про нашу книгу буду рассказывать я, а не Томаш, и так как презентация делается в обществе историков науки, то и основной акцент будет на истории изучения Пущи и зубра. Кто еще не совсем одурел от zoom'ов - пожалуйста регистрируйтесь и присоединяйтесь

Предупреждение охотникам (мойте руки и кипятите воду; а еще не пейте из копытца)

Сегодня, продолжая ковыряться в охотничьей периодике за начало ХХ века, набрела на очередную историю про живого гада в желудке.

Якобы в Америке, а именно Бруклине, в госпитале св. Екатерины, подвергли исследованию рентгеновскими лучами некую г-жу Бертис, которая последнее время страдала от невыносимых болей в желудке. Рентгеновские лучи показали в желудке постороннее тело; что еще страннее - в желудке слышалось как будто бы биение сердца. Молодой хирург Гейтс (светила оказались бессильны помочь даме) провел операцию и извлек из желудка живую лягушку (довольно большую, 5 дюймов длины и совершенно красного цвета). Лягушку поместили в банку, где она прожила еще несколько часов, и умерла, вероятно от перемены окружающей среды...
Г-жа Бертис перенесла операцию легко - она вообще отличается здоровьем и выносливостью. Появление лягушки в желудке она объяснила так - 5 лет назад она проводила каникулы на берегу озера Сильван и иногда пила озерную воду. Вероятно, однажды вместе с водой она проглотила и головастика. Вскоре после этого она начала ощущать сильные боли, которые чуть не довели ее до сумасшествия.

Отдельно отмечается, г-жа Бертис служила сестрой милосердия (в частности в то время, когда она и проглотила головастика). А еще - ее крепкое здоровье: г-жа Бертис после проглатывания головастика стала мамой двух замечательных девочек (и очевидно оставила службу).
г-жа Бертис хранит лягушку в банке со спиртом для предъявления врачам, которые могли бы усомниться в правдивости здесь рассказанного.

Предупреждение охотникам // Охотничья газета. 1902. № 28-29. С. 281.

Рецензия на рецензию.

В прошлом году мы с Мариной Лоскутовой написали рецензию на замечательную книгу Ольги Вальковой о женщинах-ученых в Российской империи. Рецензия случайно вышла немного длинноватой, так что пристроить ее оказалось немного проблематично - многие журналы требуют, чтобы рецензия была 12 тыс. знаков максимум. Мы же предварительно договорились с Ботаническим журналом, и там нам разрешили до 30 тыс. знаков. Но рецензия в итоге вышла совсем не ботаническая, и надо было искать какой-то другой вариант. Нашли журнал, который печатает длинные рецензии. Журнал вроде бы вполне уважаемый, издает его вроде бы уважаемая организация. От одного из членов редсовета получили предварительное согласие. Оформили свой опус по правилам журнала, послали. Через месяц получили "рецензию" на рецензию.
Collapse )

[Дрессировщик] увешал себя надписями ‘Дуров молчит’ и в таком виде разгуливал по всему городу, 1906

По своим Беловежским делам просматривала газету "Страна" за 1906 г. (газета с таким названием издавалась в дореволюционной России несколько раз, в том числе в СПб., в 1906-08 гг.)

В номере за 20 сент. нашлось такоэ:
По сообщению «Вол. В.», в Симбирске арестован дрессировщик Дуров. «Сначала, как передают, ему было запрещено давать представления, ибо он со своими животными, касаясь вопросов политических, обнаруживал тенденции ‘к ниспровержению существующего строя’. После этого Дуров решил устроить нечто вроде демонстрации. Он прицепил ко рту специально для этого приспособленный замок и увешал себя надписями ‘Дуров молчит’ – и в таком виде разгуливал по всему городу, привлекая внимание прохожих. Это, конечно, еще больше взорвало полицию, и она решила прекратить зло в самом корне – арестовать Дурова»

Газета "Страна" (СПб). 1906. 20 сент., с. 3.